ЭКСКЛЮЗИВ

Одна, но пламенная страсть... VENI, VIDI, VICI!

В 2014 Ингмар де Вос был выбран президентом международной федерации конного спорта (FEI). Четыре года спустя, на генеральной ассамблее FEI в Бахрейне, господина де Воса единогласно переизбрали на новый четырехлетний срок. Кроме этого, он является членом целевой группы по управлению ассоциации международных федераций олимпийских летних видов спорта (ASOIF), членом двух комиссий МОК (по правовым вопросам и цифровым технологиям), входит в состав правления олимпийского комитета Бельгии. В ноябре 2018 де Вос был назначен в совет глобальной ассоциации международных спортивных федераций (GAISF), с января 2019 стал представителем GAISF в исполкоме всемирного антидопингового агентства (WADA). По словам президента FEI, один из его приоритетов – обеспечить единство конного сообщества, поскольку именно так можно продолжать поднимать этот вид спорта на новые высоты. И это миссия не одного человека, а целого сообщества...

Выпуск №3 (2-2019)

БЕСЕДОВАЛ
Основатель журнала
Андрей Белый

ФОТО
пpедоставлены пpесс-службой Междунаpодной федеpации конного споpта (FEI)

— В чем для Вас заключаются главные ценности конного спорта?

— Прежде всего в особой уникальности конного спорта. Во-первых, в нем принимают участие сразу два спортсмена: человек и  лошадь. Отсюда, главным для нас является их абсолютное взаимопонимание. Во-вторых, обращаю ваше внимание на  гендерное равенство. А  именно: и  мужчины, и женщины имеют возможность соревноваться на  одном и том же уровне. Думаю, именно данное обстоятельство делает нас абсолютными олимпийскими чемпионами в  гендерном равенстве среди всех других спортсменов.


— Что такое взаимопонимание человека и лошади?

— Единственным в  своем роде его делают отношения человека и лошади, которые и  привносят в это занятие страсть. Например, если вы играете в теннис, то в любой момент можете положить ракетку в шкаф и  забыть о  ней. Страсть к лошади  это то, что остается с людьми навсегда. Даже если карьера профессиональных всадников уже в  прошлом, они все равно содержат лошадей. В  этом и  состоит уникальность конного спорта. Это то, чем люди занимаются до конца своих дней.
Дружеская встреча Андрея Белого и Ингмара Де Воса
— Ваш дед владел конюшней, а отец был жокеем. В  одном из  интервью Вы как-то сказали, что лошади в крови Вашей семьи. Когда Вы  впервые оседлали лошадь?

— Не  только мой отец, но также его брат и  мой дед были жокеями и принимали участие в скачках. У моего деда были скаковые конюшни: гладкие скачки и бега. Учитывая тот факт, что конюшни находились непосредственно рядом с домом, где жил мой дед, я проводил там довольно много времени. Я иногда помогал ему тренировать рысаков, мы  ездили с ними в качалке. Поскольку я  все время был с  лошадьми, то вспомнить, когда я впервые оказался в седле, для меня очень сложно. Слишком много воды утекло с тех пор. Зато я хорошо помню, что с самого детства мне очень нравилось бывать на конюшне, ощущать запах лошадей и кожаного снаряжении.


— Вы ездите верхом?

— У меня не так много времени, но, когда я  нахожусь в Бельгии, то стараюсь регулярно брать уроки с целью улучшения своих навыков.


Вы изучали политику, бизнес-администрирование, международное и европейское право... Как получилось, что Вы стали президентом FEI?

— Скорее всего, это цепочка совпадений и, возможно, я просто иногда оказывался в  нужном месте в  нужное время. После службы в#nbsp бельгийской армии я начал работать на  мэра нашего городка, который был также министром и вице-президентом Сената Бельгии. В ту пору он уже организовывал у нас международные соревнования по конкуру.

Позже, когда Джеки Бушман стал президентом Федерации конного спорта Бельгии, ему понадобился человек, который бы занимался там организационными вопросами. В 1990-м, когда в Стокгольме проходили первые Всемирные Конные Игры, меня попросили стать Chef de Mission бельгийской делегации. Затем я был приглашен на  работу в нашу федерацию: сначала в  качестве директора, а  позже стал ее генеральным секретарем.

А когда в  2011-м президентом Международной федерации конного спорта (FEI) стала принцесса Иордании Хайя аль-Хусейн, она попросила меня занять должность генерального секретаря FEI. В 2014-м, отказавшись баллотироваться на третий срок, принцесса, в кооперации с другими национальными федерациями, подтолкнула меня к тому, чтобы я выдвинул свою кандидатуру на  пост президента FEI. В  ноябре прошлого года меня переизбрали еще на  один срок, чему я несказанно рад.
Спортивный менеджмент  это очень динамичный процесс, так как задачи меняются постоянно.
На последних выборах Вы были единственным кандидатом на пост президента FEI. Чем вы это объясните?

— Когда я баллотировался на  первый срок, сложилась острая конкуренция. Нас было, по-моему, аж шестеро кандидатов. Почему на  вторых выборах я  неожиданно оказался один!? Причин, как я  предполагаю, может быть две: во-первых, не было больше желающих выполнять эту работу; во-вторых  возможно, я  неплохо проявил себя на первом сроке. Также хорошо укрепил мои позиции и тот факт, что президент Международного олимпийского комитета доктор Томас Бах предложил мне стать членом МОК.


Какова Ваша главная цель на  этот срок президентства? И что Вы уже успели сделать?

— Я очень горжусь тем, что у меня получилось изменить формат Олимпийских Игр в Токио в 2020 году, сделав его более динамичным. Теперь у большего числа национальных олимпийских комитетов будет возможность квалификации на соревнования. Мы сократили число спортсменов в команде с четырех до  трех, освободив, таким образом, места для новых национальных команд, и отменили действие правила #laquo;drop score#raquo; (прим. ред. согласно данному правилу, худший результат среди спортсменов команды не  засчитывался в общий зачет).

Мы добиваемся большей универсальности в нашем спорте, что также является одним из критериев МОК для олимпийских видов спорта.

Сейчас мы активно развиваем каналы в соц- сетях и уже в  конце марта достигли на Facebook отметки в один миллион подписчиков. Это невероятно! В прошлом году наша интернет-аудитория возрастала в геометрической прогрессии, и нам необходимо продолжать стимулировать этот рост, чтобы поддерживать связь с молодежью, привлекать новую аудиторию, расширять нашу фан-базу.

В 2018 году Генеральная Ассамблея FEI утвердила важные изменения в Уставе, позволяющие нам, благодаря большей прозрачности в деятельности организации, соответствовать международным стандартам управления. Помимо этого нам хотелось бы достичь гендерного равенства не только в  нашем спорте, где мы уже являемся чемпионами, но и  в  органах управления нашей организацией, таких как совет и технические комитеты. С уверенностью можно сказать, что в олимпийском движении наша федерация одна из  ведущих. Несмотря на  большой прогресс, которого мы уже добились, наше поступательное движение вперед продолжается.
Если ранее для спонсоров было достаточно их проявлений непосредственно на площадке проведения мероприятия, то сейчас спонсоры хотят получить прямой контакт с аудиторией
Что Вы чувствуете, когда Изабель Верт поливает Вас шампанским на церемонии награждения?

Мы с Изабель знаем друг друга очень давно, и в последний раз, в Париже, когда она облила меня шампанским, я не сопротивлялся. Зато в  Гетеборге ее попытка не увенчалась успехом мне удалось сбежать. (Смеется.)

Если бы нам, как устроителям церемонии награждения, хотелось бы избежать подобных действий, мы бы просто не предлагали победителям шампанского. Но, думаю, это прекрасно чувствовать радость спортсменов и видеть, как они счастливы.


Какова роль спонсоров в конном спорте, и чем он привлекателен для больших брендов?

Сейчас подход к спонсорству немного изменился. Если ранее для спонсоров было достаточно их проявлений непосредственно на площадке проведения мероприятия, то сейчас спонсоры хотят получить прямой контакт с аудиторией.

Инвесторы, конечно, очень важны для нашего спорта, особенно для такой международной федерации, как наша, поскольку спонсорство позволяет нам целенаправленно вкладывать средства именно в развитие спорта, в наши проекты. Например, в программу FEI Solidarity (прим. ред. ряд образовательных программ для тренеров по конному спорту, качественной подготовке спортсменов, эффективному менеджменту, обеспечению безопасности и благополучия лошадей).

В свою очередь мы помогаем спонсорам коммуницировать с нашей аудиторией, которая заинтересована в  их продукте. А наша фан-аудитория является очень лояльной. Спорт для них  это огромная страсть. И если спонсоры поддерживают их любимый вид спорта, то и  они в ответ стараются также поддержать спонсоров. Это прямая зависимость. Так что интерес инвесторов весьма закономерен.
Существуют ли специальные программы FEI для развития детского спорта?

— У нас довольно много молодежных программ на местах, но, возможно, этого недостаточно. Нам предстоит еще много работать, как, впрочем, и национальным федерациям тоже, ведь молодежь это наше будущее, следовательно, мы должны делать на нее ставку и всячески ее заинтересовывать. Вот почему нам следует быть активными в социальных сетях, посредством которых мы  сможем убедить подрастающее поколение не только становиться нашими фанатами, но также практиковать наш спорт, и, возможно, стать отличными спортсменами.

Одним из флагманов являются юношеские Олимпийские игры, позволяющие нам создавать по всему миру квалификационную систему для молодых всадников в возрасте от 15  до 18 лет. У нас существуют образовательные программы, также мы проводим соревнования для детей в разных уголках планеты.


Считаете  ли Вы  важным развитие детского спорта на национальном уровне?

— Безусловно да! Это одна большая пирамида, фундаментом которой является молодое поколение. Поэтому так важно проводить соревнования для молодых всадников, а также поддерживать юных спортсменов, преданных этому виду спорта. Необходимо внедрять хорошие образовательные программы, позволяющие обучать на высоком профессиональном уровне искусству правильной езды, объяснять, как правильно соревноваться, проводить правильную психологическую подготовку к соревнованиям. Я считаю, это один из  главных приоритетов национальной федерации. В противном случае, спорт не  сможет быть успешным в течение длительного периода времени.
Одним из флагманов являются юношеские Олимпийские игры, позволяющие нам создавать по всему миру квалификационную систему для молодых всадников в возрасте от 15 до 18 лет
Если бы у Вас прямо сейчас появилась возможность сделать одно глобальное изменение в  конном спорте?

— Пусть по числу фанатов мы обойдем даже футбол! При таком раскладе, все остальное подтянется само собой.


Сколько дней Вы обычно проводите дома в  Бельгии?

— Не так уж и много. Моя жена, вероятно, скажет, что я преувеличиваю, но думаю, около 25-30 дней в год. И то бываю исключительно по выходным.

Но я  стараюсь, поскольку супруга до сих пор живет в Бельгии, а я тут в Швейцарии (Лозанне). Правда, я почти все время в деловых поездках.

Поначалу я не  хотел становиться президентом FEI, так как нам нужно было бы вместе с детьми, а их  у меня четверо, переезжать в Швейцарию. Но моя жена сказала, что мне необходимо двигаться вперед, так как она не хочет до конца дней прожить с человеком, вечно недовольным своей жизнью.

Посовещавшись, мы пришли к мнению, что она останется с детьми в Бельгии, а я  перееду в Швейцарию, и каждые две недели буду приезжать на выходные. Правда, в реальности все оказалось иначе. Сейчас наши встречи случаются только раз в четыре недели и  иногда по праздникам...
Статьи из крайнего номера